Использование роботов для диагностики аутизма

В столице Хорватии Загребе состоялось знакомство четырехлетнего Луки и робота Рене. Лука в восторге от своего нового друга.

диагностики аутизма

Они встретились благодаря реализации совместного проекта двух факультетов Загребского Университета — Факультета Науки, Образования и Реабилитации и Факультета Электротехники и Вычислительной Техники. В ходе этого проекта разрабатывается протокол использования роботов для диагностики болезней, в частном случае, и для выявления признаков аутизма у детей. До этого времени было очень сложно диагностировать аутизм на ранней стадии. Робот предназначен для оказания помощи, а не для того, чтобы заменить врача.

«Рене может и сидеть, и писать, и даже пить воду», — говорит Лука о роботе. Этим двоим также нравится танцевать вместе.

Однако это необычная дружба. Лука является ребенком с синдромом аутизма (ASD) и нарушения развития, которое ингибирует социальные и поведенческие навыки общения. И его друг, Рене, это робот.

«Робот очень прост и всегда один и тот же. Вот что важно для детей с аутизмом», говорит исследователь Ясмина Стосик. «Его глаза всегда на том же месте. Рот всегда на том же месте. Люди делают много комплексных действий, за которыми сложно уследить детям. Когда мы говорим — мы жестикулируем. Сегодня на нас красная футболка, а на следующий день синяя. Робот является одним постоянным стимулом, и дети не должны думать о противоречивой информации, поступающей извне. Они могут сосредоточиться на сути».

Из-за трудностей оценки, дети с аутизмом часто диагностируются довольно поздно. Например, в Хорватии, большинству детей ставят диагноз аутизм только когда ребенку около 5 или 6 лет, и только тогда они начинают получать специальное образование и лечение.

Мария Сикелж, чей 4-летний сын Филипп является частью проекта «Робот», испытала разочарование в попытках найти специалистов для своего ребенка, когда он был еще моложе, чем сейчас.

Использование роботов для диагностики аутизма

«Филипп начал стал испытывать трудности в общении, в возрасте 14 или 15-месяцев», — говорит она. «Он перестал смотреть людям в глаза — даже нам, его собственным родителям. В течение около двух месяцев, мы искали, как помочь нашему ребенку. К сожалению, на это потребовалось время, потому что ему было всего 1,5 года. «Ребенок слишком мал, все может случиться. Нельзя торопиться, надо подождать», — вот что нам отвечали. Потребовался год между тем временем когда мы сказали врачам о том, что что-то было не так, и, когда наш сын получил надежную диагностику. Мы потеряли это время».

По словам Марии, встреча с Рене была новаторской и стала запоминающейся для Филиппа.

«В первый раз когда он увидел робота, он просто сел на стул и смотрел на него,» говорит Мария. Для непоседы Филиппа, которого может успокоить всего несколько вещей, это был большой успех. Это большая редкость — увидеть его сидящим и внимательно следящим за чем-то».

Позитивные изменения

Исследователь Майа Сепанек говорит, что Рене вызывал положительные реакции в испытаниях с детьми до сих пор.

«Дети с проблемами дефицита внимания, которые имеют проблемы с установлением зрительного контакта, реагируют достаточно хорошо на робота», — говорит она. «Они смотрят и они радуются этому. Пока наши переживания были относительно позитивными».

Рене был сделан во Франции и несколько научно-исследовательских институтов по всему миру уже используют подобных роботов для работы с детьми. Исследователи в Хорватии, впрочем, сосредоточены на разработке унифицированного диагностического протокола.

Доктор Сепанек говорит, что цель проекта заключается в использовании робота для сбора данных, например, о рецидивах с повторяющимся поведением. Исследователи намерены проводить единое тестирование конкретных случаев поведения, таких как питье из чашки или называние робота по имени.

«Мы считаем, что оценка признаков аутизма, на основе глубокой переработки поведенческих и социальных сигналов, может стать более объективной и надежной», говорит Сепанек. Этот усовершенствованный способ будет основываться на объективных количественных показателях.

«Робот оснащен камерой, микрофонами, динамиками, и он может записывать то, что мы могли бы пропустить», говорит Сепанек. «Записи помогут кодировать вокализации ребенка, его или ее близость к родителю, сколько раз ребенок инициирует связь, сколько зрительных контактов ребенок делает, и так далее.»

Для того чтобы многообещающее начало проекта имело конструктивное продолжение, исследователи сотрудничают с хорватским Национальным научным фондом в надежде, что количество детей, которых они могут включать в их исследования, увеличится.